среда, 1 июня 2011 г.

Экс-президента СИБУРа зовут в «Систему»

http://rumafia.com/ru/news.php?id=297

Яков Голдовский получил предложение построить новый крупный химический холдинг в России. АФК «Система» изучает возможность пригласить бизнесмена в качестве консультанта на этом рынке. Но вряд ли «Система» доверит Голдовскому более ответственные должности.


АФК «Система», владеющая «Башнефтью», изучает возможность строительства собственного химического холдинга. «Система» интересуется активами по выпуску минеральных удобрений — это «Тольяттиазот», россошанские «Минудобрения» и «СИБУР-Минудобрения».


В «Системе» подтвердили, что кандидатура Якова Голдовского в качестве консультанта рассматривается, но пока решения нет. Телефон самого бизнесмена вчера не отвечал. Голдовский сообщил, что согласится, если предложение поступит.


По данным сайта «Русская мафия» (rumafia.com), у Якова Голдовского большой опыт создания химических холдингов. Именно он в конце 1990-х годов консолидировал в СИБУРе более 20 предприятий. На их приобретение Голдовский, возглавивший холдинг в 1999 году, потратил около 500 миллионов долларов. В результате к началу 2000-х годов СИБУР стал крупнейшей нефтехимической компанией России. Её  основным владельцем и кредитором был «Газпром». В 2001 году Голдовский попытался провести допэмиссию акций СИБУРа. «Газпрому» предлагалось внести в качестве оплаты новых акций свои кредиты, а миноритарным акционерам (структуры Якова Голдовского) — выведенные с баланса самого же СИБУРа пакеты входивших в него до этого заводов. В результате пакет монополии был бы размыт до блокирующего, контроль над активами СИБУРа перешел бы к газонефтехимической компании Якова Голдовского.


В начале 2002 года Яков Голдовский был арестован по обвинению в злоупотреблении полномочиями, хищении, отмывании средств, полученных незаконным путем, и использовании заведомо подложных документов. Он сложил с себя полномочия гендиректора СИБУРа и передал «Газпрому» контроль над компанией, и после короткого заключения, покинул страну. «Газпром» увеличил свое участие в СИБУРе с 50,7 до 75,7%.


Тем не менее, Голдовский не оставил бизнес в России. Сейчас его основными активами являются нижегородский «Корунд» и связанное с ним технологически «Дзержинское оргстекло». На базе завода строится комплекс по производству цианистых солей, которые  используются в золотодобывающей промышленности, мощностью 40 тысяч тонн в год с возможностью ее удвоения в течение трех лет. Инвестиции в строительство оцениваются на уровне 4,2 миллиардов рублей. 

Коммерсантъ

Генпрокуратура арестовала счета Бориса Березовского

http://rumafia.com/ru/news.php?id=295

Генпрокуратура сообщила, что по ее поручению компетентные органы Швейцарии и Франции арестовали около 21 миллиона швейцарских франков, размещенных на банковских счетах компаний «Форус». С помощью этой фирмы, как утверждают в ведомстве Юрия Чайки, Березовский вместе с сообщниками вывел деньги из российской компании «Аэрофлот».


Березовский, в свою очередь, заявил, что Генпрокуратура России распространяет ложную информацию. Действия российских прокуроров, пытающихся лишить его собственности, он назвал актами преследования по политическим мотивам. «Я ничего об этом не знал, услышал эту информацию от журналистов. Никакие яхты никто не арестовывал, а про счета вообще ничего не подозреваю», — прокомментировал Березовский.


Опальный олигарх также пояснил, что у официальной Москвы есть доказательства, будто он мошенническим образом приобретал акции госкомпаний «Аэрофлот» и выводил капитал за рубеж только в российском суде. Между тем, в Генпрокуратуре РФ отметили, что счета, которые относятся к структурам Березовского, арестованы в связи с тем, что «Аэрофлот» доказал в судах Англии и Уэльса иск к Березовскому и его сообщникам в размере более 100 миллионов долларов. Иск был заявлен в апреле в интересах «Аэрофлота» для возмещения ущерба, причиненного авиаперевозчику при проведении мошеннических сделок с швейцарской компанией «Форус».


По данным сайта «Русская мафия» (rumafia.com), в феврале 2011 года надзорное ведомство уже арестовало две яхты олигарха, общая стоимость которых оценивается в 20 миллионов дорлларов. Помимо яхт было изъято и другое ценное имущество, в том числе картины известных художников.

ВЕК

«Наше дело — каким угодно образом набрать доказательства»

http://rumafia.com/ru/news.php?id=294

Бывший член следственной бригады СКР, работающей в Санкт-Петербурге по делам о рейдерских захватах, Михаил Маслов, который уволился из следственного комитета в марте 2011 года, дал показания в качестве свидетеля в Кировском федеральном суде Петербурга на процессе по делу о мошенничестве с недвижимостью ООО «Мебельный торговый дом», расследованных бригадой Олега Пипченкова. Маслов попросил суд приобщить к делу свое заявление, в котором утверждает, что занимался, как и другие его коллеги, фабрикацией доказательств по уголовным делам по личному указанию руководителя бригады. «Пипченков на первой же встрече заявил нам, что есть ряд лидеров ОПГ, они будут сидеть при любом раскладе... А наше дело — каким угодно образом набрать доказательства, так как их все равно осудят по команде сверху»,— заявляет Маслов.


Следственная бригада Пипченкова занималась практически всеми делами о рейдерских захватах крупных петербургских предприятий, в частности, делом Владимира Барсукова (Кумарина). В июне 2010 года СМИ сообщали о том, что начальник СИЗО № 1 Федеральной службы исполнения наказаний РФ («Матросская тишина») полковник Иван Прокопенко разослал уведомления министру юстиции Александру Коновалову, генеральному прокурору Юрию Чайке, председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину, директору ФСИН Александру Реймеру и председателю Общественной палаты Анатолию Кучерене «обращение обвиняемого Барсукова». По данным сайта Русская мафия (rumafia.com), Барсуков — инвалид I группы, перенесший два инфаркта. Им предлагалось ознакомиться с методами ведения следствия: «Пипченков, Токарев и их подчинённые ни разу не ответили на заявления об оказании медицинской помощи. Это свидетельствует о намерении Пипченкова и Токарева, понимающих невозможность доказать вину без фальсификации, решить вопрос путём физического устранения».


В настоящее время Олег Пипченков и член его бригады Николай Буев отстранены главой СКР Александром Бастрыкиным от исполнения должностных обязанностей в связи с проведением доследственной проверки. Поводом для проверки стала публикация «Новой газеты», в которой сообщалось, что один из основных фигурантов дела о хищении акций ОАО Машиностроительный завод «Арсенал» Олег Риферт якобы оплатил счета следователя Буева за лечение в частной клинике Санкт-Петербурга.


Недавно стало известно, что Буев уволился из СКР по собственному желанию. А Риферт, первоначально согласившийся на сделку со следствием (он признал себя виновным и дал показания), в суде отказался от нее. Он заявил, что заключил сделку под давлением следователей  и суд вернул дело в прокуратуру. 

Коммерсантъ

Однокурсник президента Медведева — босс русской мафии в США

http://rumafia.com/ru/material.php?id=296

Недавно настоящим хитом рунета стало любительское видео, на котором президент России Дмитрий Медведев отплясывает под попсовые песни 90-х годов. Довольно быстро выяснилось, что съемка была сделана во время встречи выпускников юридического факультета Ленинградского государственного университета. Один из самых ярких однокурсников главы государства – Михаил Сыроежин – на этом мероприятии отсутствовал по вполне уважительным причинам. Вот уже больше десяти лет он находится в международном розыске, а его фотография красуется на сайте Интерпола.


Биография Сыроежина вполне могла бы стать сюжетом увлекательного триллера. Он родился в семье крупного ученого, в молодости начал сотрудничать с КГБ, занимался бизнесом. В 1993 году, в возрасте 28 лет, сумел занять пост замгендиректора крупнейшей телекомпании Санкт-Петербурга. Однако, как оказалось, все это была лишь видимая часть жизни Михаила. Еще в 1992 году Сыроежин организовал в США финансовую прачечную по отмывке грязных денег из бывшего СССР. Спустя пять лет он стал агентом ФБР, внедренным в русскую мафию. А сейчас считается крупнейшим криминальным воротилой на рынке ценных бумаг.


 


Медведев на стройке, Сыроежин в Париже


Михаил Иванович Сыроежин родился в 1965 году в Ленинграде в семье всемирно известного ученого Ивана Сыроежина (чьими учениками являлись многие бывшие и действующие члены правительства). Сыроежин-старший еще на третьем курсе экономического факультета ЛГУ начал преподавательскую работу, а в 1958 году, 25-летним, стал осваивать новое направление в науке – математические исследования экономики. Похоже, тогда же молодой ученый стал сотрудничать с КГБ СССР. По крайне мере, спустя много лет его сын будет заявлять агентами ФБР, что отец служил в Комитете госбезопасности.


Подтверждением данному факту служит и то, что в 1963 году Иван Сыроежин был командирован из СССР в США с официальной формулировкой «для изучения систем по управлению производством». В советские времена, не имея надежной поддержки в КГБ, выехать за границу, а уж тем более в Штаты, было невозможно. Вернувшись в 1964 году, Иван Сыроежин возглавил научно-исследовательскую лабораторию ЛГУ, занимавшуюся проблемами построения автоматизированных систем управления. А в 1970 году возглавил им же созданную кафедру экономической кибернетики в Ленинградском финансово-экономическом институте.


Учениками Сыроежина-старшего были бывший вице-премьер РФ Альфред Кох, член  Совета Федерации Сергей Васильев,  депутат Госдумы Оксана Дмитриева, заместители министров Дмитрий Милованцев и Виктор Евтухов и т.д. Его близким другом являлся будущий мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак.  В статусе крупного ученого Сыроежин-старший выступал с лекциями по всему миру: в Англии, в США, во Франции… Во многие зарубежные поездки он брал своего сына, который еще в детском возрасте ощутил все прелести западной жизни.


В СССР Миша тоже никаких проблем не испытывал: закончил престижную школу, поступил на юрфак ЛГУ, где преподавал приятель папы Анатолий Собчак. Однокурсники вспоминают, что Михаил был одним самых ярких студентов – модно одевался, пользовался популярностью у девушек. Пока другие студенты, в том числе Дмитрий Медведев, ездили на картошку и трудились на стройках, Миша проводил время с папой в Европе. Будущий президент с сокурсниками сидел на лекциях и за учебниками, Сыроежин-младший тусовался в дорогих ресторанах, поскольку получил в ЛГУ право на свободное посещение.  Когда Михаил  учился на втором курсе, Иван Сыроежин, которому не было ещё 50 лет, тяжело заболел и быстро умер. Опеку над Мишей взяли друзья Сыроежина-старшего, в том числе все тот же Анатолий Собчак.


 Судя по всему, опекать студента взялось и КГБ. Уже находясь в США, Михаил Сыроежин заявил о том, что еще в ЛГУ был завербован сотрудниками госбезопасности. После окончания этого вуза в 1987 году, он сразу поступил в другой – Академию внешней торговли, которая давно служила одной из «учебных баз» спецслужб. Одновременно Сыроежин пошел на работу в госструктуры, занимающиеся экспортом вооружений. С развалом СССР в 1991 году, Михаил занялся бизнесом — при поддержке друзей папы, в том числе Собчака, ставшего мэром северной столицы. Стоит отметить, что Собчак не забывал ни про кого из преданных ему молодых людей. Именно он в свое время дал путевку в жизнь нынешнему тандему российской власти – Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву.


 


Отмытые деньги для учеников отца


В 1992 году Михаил Сыроежин вместе с Михаилом Кветным и Виктором Вайсбергом создали ТОО «Росамет», которое занималось экспортом продукции Кировского завода. Кветный сейчас акционер этого завода и глава его дочерней структуры «Тетрамет». Вайсберг позже стал автомобильным магнатом и владеет компанией ТДВ-авто, которой принадлежит сеть автосалонов в Санкт-Петербурге. Другими партнерами Сыроежина по бизнесу — в ТОО «Сага» — стали супруги Виктор и Лариса Михайловы. Сыроежин также являлся сотрудником российско-австрийской строительной фирмы, возводившей в Санкт-Петербурге гостиницу «Невский  палас».


Ученик Сыроежина-старшего  – министр финансов Кабардино-Балкарии Хасамби Шижоев – посодействовал Михаилу в занятии должности замгендиректора фирмы Kab-Balkar Trade Center Inc, учрежденной правительством КБР и американской корпорацией All American Corporate Service. Возглавлял корпорацию эмигрант из СССР Александр Егменов.


Сыроежин-младший вошел в руководство еще ряда структур. Уже гораздо позже выяснилось, что такая «любовь»  к Михаилу была связана не только с заслугами его отца. Просто он одним из первых сумел наладить каналы по выводу денег из России в США, их «отмывания» и последующей переправки по всему миру.


Партнер Михаила по ТОО «Сага» Виктор Михайлов занимался рекламным бизнесом, возглавлял АО «Коммерческий центр ТВ и радио». Несколько лет он пытался заключить эксклюзивный контракт на размещение рекламы с телерадиокомпанией «Петербург-5 канал», которой руководила известный журналист Белла Куркова. Но Куркова всякий раз отказывала в подписании документов, находя для этого разные причины — пока в 1993 году не объяснила Михайлову «правила игры». Он мог получить договор, в котором для его структуры даже предусматривалась скидка в 35%. Но взамен Михайлов должен был подписать другой договор – о ежемесячной спонсорской помощи в размере 12,5 млн рублей газете «Невский глашатай». Которая принадлежала мужу Курковой Вадиму Тарееву.


Стороны ударили по рукам. Вскоре никому неизвестному изданию поступил первый транш, а Михайлов потребовал, чтобы Куркова взяла к себе в заместители Михаила Сыроежина – следить за соблюдением интересов АО «Коммерческий центр ТВ и радио». Куркова согласилась, и 1 ноября 1993 года 28-летний Миша был назначен на должность заместителя председателя государственной телерадиокомпании «Санкт-Петербург- 5-й канал». В его обязанности входило руководство рекламной, коммерческой и внешнеэкономической деятельностью госструктуры.


 Почти сразу Куркова поручает именно Сыроежину приобрести на выделенные Министерством печати средства несколько съемочных комплектов и два монтажных аппарата Sony. Стоит отметить, что данная сделка была сомнительной от начала до конца. Госсредства предназначались вовсе не на покупку техники, а на оплату услуг связистов. Для приобретения же аппаратуры Сыроежин предложил Курковой крайне запутанный путь.


Сначала деньги должны поступить в Chase Manhattan Bank на счета американской фирмы TV and Radio of St. Petersburg, Inc. Она была специально создана под эту сделку и зарегистрирована тем же Егменовым в Олбани, а ее учредителем стала жена Михаила - бывшая балерина Мариинского театра Анна Потемкина. Уставной капитал фирмы составлял 200 долларов. Потом средства предлагалось отправить нью-йоркской компании V.N. Express (еще одно детище Егменова) и ирландской оффшорной структуре Jojan Consultants, Ltd. Последние две фирмы выступали продавцами техники.


Позже Куркова заявила, что она человек далекий от мира финансов. Миша сказал, что такой путь сделает покупку самой дешевой. Наивная руководитель «5-го канала» поверила. Однако даже крайне наивного человека должны были смутить сомнительные оффшорные фирмы, которые при этом вообще не давали никаких гарантий. Куркова явно заранее знала  – деньги в Россию никогда не вернутся, и оборудования не будет.  Однако она подписала многосторонний контракт, согласно которому с декабря 1993-го по февраль 1994 года около 2 млн долларов ушли из России на счет TV and Radio of St. Petersburg Inc.


А вскоре после поступления последнего транша из страны исчезли Сыроежин с супругой Потемкиной и Виктор Михайлов. Куркова поняла, что ее банально «кинули» и принялась писать обращения к директору ФСК Сергею Степашину — с требованием арестовать деньги на зарубежных счетах фирм, участвовавших в сделке, и поймать Михаила. Но в середине марта 1994 года Сыроежин объявился сам. Он прислал в «Петербург — 5-й канал» факс, в котором сообщил, что был зверски избит в Москве неизвестными и вынужден спрятаться в Австрии. Также молодой человек указал, будто за нападением на него стоят «люди из банка «Мост», которые давно хотели захватить питерский телеканал.


А вскоре, уже из Лондона, Михайлов прислал в Госдуму копии своих контрактов с Вадимом Тареевым – мужем Курковой — и обвинил Беллу Алексеевну в коррупции. Разразился большой скандал, Куркова лишилась должности. По факту хищения 2 млн долларов было возбуждено уголовное дело, Сыроежина объявили в международный розыск. Позже данные о нем появились на сайте Интерпола. Однако Михаил уже вовсю привыкал к так понравившейся ему в детстве заграничной жизни. Выяснилось, что из Австрии он по проторенной дорожке отправился в США.


 


Финансовая «прачечная» для мэра Москвы


Когда и как Михаил Сыроежин обосновался в США – история, покрытая мраком. В одних документах значится, что в этой стране он осел в 1994 году после бегства из России. Однако в материалах комиссии по ценным бумагам США значится, что Сыроежин эмигрировал в 1991 году. То есть, когда Михаила назначали замруководителя госкомпании, американцы считали его своим.


В 1992 году в США он сошелся с другим выходцем из Ленинграда — Александром Егменовым. Вместе они создали одну из самых крупных на тот момент «прачечных» по отмывке денег из бывшего СССР.


Егменов, в отличие от партнера по бизнесу, престижных вузов не заканчивал. Во времена СССР он промышлял спекуляцией и различными мелкими преступлениями. В результате попался и был осужден за незаконное хранение оружия и сделки с валютой. На свободу Егменов вышел в 1984 году и загадочным образом сумел уехать в США. Причем сами американцы о его появление на своей территории узнали только в 1990-м, когда миграционная служба нагрянула в одно из общежитий, где и задержала нелегала Егменова.


Тот сразу заявил, что из СССР сбежал, поскольку КГБ преследовал за инакомыслие и даже насильно поместил в психушку (о чем предъявил соответствующую справку). В результате Егменову было предоставлено политическое убежище. Легализовавшись в США, он стал одним из первых русскоговорящих нотариусов и создал корпорацию All American Corporate Service, которая помогала в решение финансовых вопросов другим выходцам из СССР.  


Вскоре судьба свела Егменова с Сыроежиным, имевшим обширный круг знакомых в бывшем СССР — бизнесменов, политиков и, как позже установило МВД РФ, членов «тамбовской ОПГ». Среди них были желающие переправить свои средства за границу. В результате тандем стал предлагать клиентам весьма обширный спектр услуг. Егменов подделал печати и бланки ряда государственных структур РФ, благодаря которым прямо в США делал пакеты документов на несуществующие российские фирмы. С этими пакетами Егменов шел к подкупленным функционерам административного департамента Нью-Йорка и открывал в США представительства липовых фирм.  Таким образом головные офисы «шарашкиных контор» из Санкт-Петербурга и Москвы получали возможность перечислять деньги в свои американские филиалы.


Также Егменов регистрировал через местных чиновников и американские фирмы с филиалами в различных оффшорах: на Каймановых островах, острове Мэн, в Лихтенштейне и т.д. При этом нотариус делал для этих фирм целые липовые истории: якобы они существуют и работают в США с 1980—1982 годов.  Эти структуры, в свою очередь, уже могли отправлять средства из США в оффшоры. Созданные Егменовым фирмы активно зачисляли к себе в штат россиян, которые желали без проблем приехать в США. Являясь сотрудниками американских фирм, они легко получали визы.


По данным ФБР, за несколько лет Егменов и Сыроежин создали 4000 структур в штате Нью-Йорк, 1000 в Делавэре, несколько сотен в Пенсильвании, Массачусетсе и Огайо. Их клиентами были сотни россиян, в том числе тогдашний мэр Москвы Гавриил Попов, музыкант Андрей Макаревич, психотерапевт Анатолий Кашпировский. Когда «вор в законе» Вячеслав Иваньков (Япончик) решил уехать в США, Егменов и Сыроежин определили его в штат одной из подконтрольных им американских фирм. Благодаря этому легендарный Япончик сумел легально остаться на американской территории. Потом Егменов и Сыроежин зарегистрировали для Япончика и отдельную коммерческую структуру, занимавшуюся отмыванием криминальных денег.


Понятно, что похищенные у «5-го канала» деньги Сыроежин и Егменов тоже прокрутили через свои «финпомойки». Судьбу этих средств ФБР удалось подробно отследить. После того, как 2 млн долларов поступили на счет TV and Radio of St. Petersburg Inc в Chase Manhattan Bank, 430 тысяч были переведены одной из фирм в Barclay's Bank на Кипре. Еще 400 тысяч перевели на один из счетов в Privatbank (Лихтенштейн), 1 млн — на счет Jojan Consultants Ltd в английском Lloyds Bank (видимо, эти деньги предназначались Михайлову). Оставшиеся средства Сыроежин потратил на обустройство своей жизни в США: купил часы  Rolex за 20 тысяч, Jeep GrandCherokee, прогулочный катер и кондоминиум за 100 тысяч долларов в Санта-Монике (Калифорния).


Но чем больше Сыроежин осваивался в США, тем прохладней у него становились отношения с Егменовым. В какой-то момент Михаил попросил Александра съездить в Санкт-Петербург, чтобы встретиться с одним из потенциальных клиентов. В северной столице Егменова смутило, что клиент выбрал для беседы глухой уголок в Ленинградской области. Наведя справки через своих знакомых, Александр узнал – ждать его будут члены «тамбовской группировки». Нотариус решил, что его партнер попросил бандитов расправиться с ним, чтобы прибрать к рукам совместный бизнес. В срочном порядке он бежал назад в США.


 


Однокурсник Медведева на службе ФБР США


8 июня 1995 года ФБР арестовало Вячеслава Иванькова по обвинению в вымогательстве денег. Изучая американские дела «вора в законе», агенты вышли на след «прачечной» Егменова и Сыроежина. Их допросили, а в ноябре 1995-го взяли под стражу.  К этому времени в США поступили и документы из Москвы о хищении Михаилом Сыроежиным бюджетных денег. Сыроежину и Егменову были предъявлены обвинения в отмывании денег и подделке документов.


ФБР честно призналось, что Михаил и Александр агентам не особо нужны, однако им могут «нарисовать» максимальные сроки. Есть вариант, по которому наказания практически можно избежать. Для американских спецслужб большой интерес представляла информация о клиентах Егменова и Сыроежина, а также сами они – как внедренные информаторы. Обоим было предложено заключить соглашение с правосудием. Егменов, имевший тюремный опыт в СССР и разбиравшейся в американском законодательстве, отказался. Он знал, что никого крупного наказания ему на самом деле не грозит. К тому же он имел статус политического убежища. Сыроежина же, независимо от результатов разбирательства американского дела, ждала экстрадиция в Россию и крупный срок на родине. Поэтому он на предложение агентов согласился.


Примечательно, что сразу после задержания Сыроежина информация об этом появилась сначала в американских, а потом и в российских СМИ. Впоследствии, однако, официальный представитель ФБР ее опроверг, заявив, что «человек с фамилией Сыроежин под стражу не брался».


Заключая договор о сотрудничестве, Михаил поставил условие – высылку из страны Егменова. С этим согласилось и ФБР – слишком много Александр знало своем партнере. Сам он ничего вначале не подозревал: признал себя виновным в мошенничестве с визами, готовился к минимальному сроку. И действительно через год судья снял с него обвинения в отмывании и приговорил к уже проведенным в тюрьме 12 месяцам. Но, как только Егменов вышел на свободу, его арестовали вновь — на этот раз миграционная служба. Она объявила, что Егменов скрыл от властей свою судимость в СССР, а справку из психиатрической больницы подделал. На этом основании он был лишен политического убежища, посажен на самолет и насильно отправлен в Россию.


В Москву депортированного доставили 31 декабря 1996 года, во второй половине дня. Как вспоминают встречавшие Егменова бывшие сотрудники ГУБОП МВД РФ,  время прибытия, мягко говоря, не радовало оперативников. Они рассчитывали уже сидеть за праздничным столом. Сам же Александр решил в аэропорту поиграть в прятки. Как он в то время выглядел, милиционеры не знали. Им должны были указать на него члены экипажа, с которыми об этом договорилась миграционная служба США.


Однако, воспользовавшись суматохой, Егменов сумел затеряться среди пассажиров, ожидавших прохождения пограничного контроля. Оперативники встали у каждого пропускного пункта, рассчитывая вычислить объект при предъявлении паспорта. Однако, депортируемый их «срисовал» и начал перемещаться из одной очереди в другую, выискивая удобный момент для побега. И такой скоро представился.


Сотрудник ГУБОП решил уточнить информацию о том, как выглядит Егменов, у членов экипажа. Он отошел от пограничного пункта, и к нему сразу рванул Александр. Когда оперативник вернулся, пограничник сообщил, что интересовавший его человек только что пересек границу, и указал на Егменова. Тот уже вприпрыжку скакал по «зеленому коридору». Беглеца схватили и после профилактической беседы доставили в Следственный комитет МВД РФ. Ему предъявили обвинение в соучастие в хищение денег «5-го канала». В России его под стражей продержали год, потом отпустили, после чего следы Егменова затерялись.


Совсем по-другому сложилась судьба Сыроежина. Почти сразу после подписания соглашения с ФБР, он вышел на свободу. Официально было объявлено, что его отпустили под залог. А вскоре «кроту» поменяли документы – он стал Майклом Гессом (фамилия бабушки Михаила). Этот самый Гесс сначала купил долю в ресторане «Тройка», где любили столоваться представители русской мафии в США. Потом снял офис по соседству с офисом «вора в законе» Александра Бора, по кличке Тимоха (в то время Тимоха был правой рукой Япончика). Два выходца из бывшего СССР не могли не разговориться. Когда Тимоха узнал, что его новый знакомый занимается отмывкой денег, сразу ввел его в свой ближний круг.


Бор вместе с членами американский мафиозных «семей» Гровано,  Гамбино, Коломбо и Готти осуществлял грандиозный проект. Гангстеры создавали липовые фирмы, которые якобы занимались строительством полей для гольфа. Люди мафии на бирже искусственно взвинчивали цены акций этих структур. А когда у бандитов скапливались средства инвесторов и покупателей акций «дутых контор», те обрушивали котировки ценных бумаг.


Александр Бор таскал Майкла Гесса по всем своим встречами с мафиози. «За Мишей наше будущее, он такие дела может делать!» — говорил Тимоха. «Вор в законе» и его партнеры не подозревали, что у Сыроежина на теле был закреплен микрофон. В конце каждого дня он передавал ФБР отчет о проделанной работе.


Сдать его было некому. Егменов вплоть до 1998 года находился сначала в американской, потом в российских тюрьмах. По делу об отмывании Сыроежину для отвода глаз вынесли приговор — запретили заниматься работой с ценными бумагами, регистрацией фирм, а также выписали крупный штраф (который, понятно, он не платил). Для США подобный приговор — нормальное явление, поэтому никаких подозрений он не вызвал.


Когда русско-итальянские мафиози обнаружили слежку ФБР и стали искать «крота», Сыроежин под подозрение даже не попал — настолько органично вписался он в круг гангстеров. В 1997 году агенты провели масштабную операцию, задержав 26 участников афер, в основном из «семьи» Коломбо. Произошло это, в том числе, и благодаря информации собранной Сыроежиным-Гессом. Однако уже тогда Миша вел очередную двойную игру в тайне от ФБР.


Буквально перед началом операции кто-то предупредил о ней Бора, и он успел сбежать из США. Не исключено, что этим человеком был Гесс, предпочитавший ограничиться сдачей только итальянских гангстеров. После облав ФБР предложило Михаилу стать участником программы защиты свидетелей, что сулило ему пусть и подпольную, но сытую жизнь. Однако он категорически отказался. Объяснение этому отказу нашлось спустя много лет: сразу после операции ФБР, Сыроежин-Гесс начал выстраивать собственную криминальную бизнес-империю, которая продолжает работать до сих пор по мошенническим схемами Бора и итальянских мафиози. Которые Михаил значительно усовершенствовал. Его ближайшим партнером стал Ларри Вилкокс, бывшая звезда американских телесериалов.


 


Из «кротов» в мафию


В 1998 году Сыроежин развелся с Потемкиной и женился на бывшей модели Кате Сантьяго. Помимо тяги к красивой девушке, Миша преследовал и корыстный интерес – ему нужен был близкий человек с американским паспортом и без российских корней.  Поскольку ему самому была запрещена работа с ценными бумагами, Сыроежин зарегистрировал на Сантьяго 60% фирмы Envision VenturesInc. А эта фирма, в свою очередь, купила контрольный пакет крупной брокерской компании LSVL. Таким образом, Гесс обзавелся своими людьми на бирже. И затем развернул масштабный бизнес по обману покупателей акций, сам при этом оставаясь в тени.


Сыроежин-Гесс больше не создавал с нуля подставные фирмы. Различными способами он брал под свой контроль небольшие холдинги, уже давно работающие на рынке и имеющие отличную репутацию. Дальше создавалась фиктивная финансовая отчетность, из которой следовало, что показатели холдинга резко идут в гору. Брокеры LSVL начинали искусственно поднимать цены на акции холдингов в десятки и сотни раз. А потом LSVL прокручивало новую аферу


 В США распространены такие сделки, как аренда акций. Брокеры берут их на определенное время у владельцев и платят за это 50% от биржевой стоимости. Потом брокеры должны вернуть только сами акции, вне зависимости от того, как изменились их котировки. Этим и пользовался Сыроежин-Гесс. Когда стоимость ценных бумаг достигала верхних отметок, он через LSVL брал в аренду акции подконтрольных ему холдингов и тут же их сбывал, после чего стоимость ценных бумаг обрушивалась в те же десятки раз. Практически ничего не стоящие акции выкупались LSVL и возвращались владельцам, у которых их арендовали.


Каким путем холдинги оказывались под контролем Сыроежина-Гесса, хорошо видно на примере PSPP Holdings Inc. Это был небольшой, но вполне успешный бизнес семьи Готшалк, пока у них на пороге не появился Ларри Вилкокс. В 2006 году он сообщил, что деятельностью PSPP заинтересовался ряд крупных инвесторов, которые готовы вложить деньги в холдинг. Никаких оснований не доверять бывшей звезде телеэкранов у Готшалк не было, и они крайне обрадовались такому вниманию к их детищу.


Чтобы отслеживать использование денег инвесторов, Вилкокс был введен в руководство PSPP. Вскоре на счета холдинга поступило несколько крупных сумм. А уже летом 2007 года Вилкокс объявил Леонарду Готшалку, что один крупный инвестор недоволен тем, как были использованы его 1,5 млн долларов, и их надо отдать. Семья найти нужную сумму не смогла, и тут к делу подключился Сыроежин-Гесс, которого Леонард Готшалк знал как бизнес-партнера Вилкокса.


В августе 2007 года за совладельцем PSPP прибыло несколько крепких русских ребят. Его посадили в Rolls Royce Phantom и привезли в калифорнийский офис Михаила. Тот заявил Леонарду Готшалку, что 1,5 млн в PSPP вложили радикальные мусульмане из Италии, которые «не остановятся ни пред чем, чтобы вернуть свои деньги». Поэтому данную сумму надо срочно отдать.


Поскольку бизнесмен сделать этого не мог, Сыроежин-Гесс потребовал от него подписать бумаги, в которых значилась передача управления PSPP Вилкоксу. Эти бумаги тут же были отправлены в мусорную корзину, однако бывший актер стал во главе холдинга. При этом на все внутренние документы он, как потом выяснилось, ставил электронную подпись Готшалка. В результате вскоре на сайте PSPP появилась отчетность, свидетельствующая о ее небывалых финансовых успехах. Акции холдинга начали стремительно расти в цене. LSVL вначале умело зарабатывала на этом росте, потом взяла ценные бумаги в аренду. И наступил «час Х», когда котировки обрушили с 65 центов до 5 центов за акцию.


К структурам, находившимся под контролем Сыроежина-Гесса американские правоохранительные и надзорные органы начали проявлять пристальный интерес в 2007—2008 годах. Однако самого Михаила «зацепить» не удалось.


Так, комиссия по ценным бумагам США разбирала деятельность LSVL. К Кате Сантьяго изначально претензий не было – она просто являлась владелицей контрольного пакета акций и в дела брокеров не вмешивалась. Руководители LSVL заявили, что всеми делами в компании заправлял Сыроежин-Гесс, имевший судебный запрет на подобную  деятельность. Но они смогли только предъявить электронную переписку с ним, из которой следовало, что Михаил вмешивается в подбор брокеров и решение технических вопросов. Никаких указаний, связанных с покупкой акций, он письменно никогда не давал. Сыроежин-Гесс  делал это устно через доверенных лиц, которые, зная, кто он, сдавать его не собирались.


По факту аферы, связанной с PSPP, расследование вела прокуратура США. Вначале был арестован Леонард Готшалк, так как его подписи стояли на всех документах. Он дал показания на Вилкокса и Сыроежина-Гесса. Потом под стражу взяли бывшего актера, входившего в руководство PSPP, однако он ничего про своего партнера Михаила следователям говорить не стал (видимо, опасался за свою жизнь). Таким образом, ничего конкретного предъявить представители прокуратуры не смогли. Последний раз Михаил «засветился» совсем недавно в очередной афере с акциями уже в канадском Ванкувере.


По данным российских оперативников, Сыроежин-Гесс превратился в США в крупного криминального босса, который  имеет связи с русскими, итальянскими, латиноамериканскими мафиози, а так же в среде американских спецслужб. Наверное, человек с такой биографией вполне органично смотрелся бы в нынешних структурах российской власти. Но этому мешает уголовное дело и международный розыск.

Thomas Petrov, Alexey Gordon, Rumafia.com